Выбрать страницу

Была пятница. Я была на работе, когда ближе к вечеру позвонил лучший друг моего мужчины, по совместительству начальник СБ — Сергей и сказал, что заедет за мной, надо забрать кое-какие вещи в больницу. Звонил Витька (мой парень) и просил завести ему кое-что. Я согласилась, это был мой единственный выход, чтобы не разжигать очередной скандал между нами. Между мной и Сержем. Так звали его в своих узких кругах.
Мы приехали домой около семи, с учетом пробок на дорогах. Чтобы не терять времени даром, я сразу собрала необходимые вещи. Получилась небольшая спортивная сумка, которую мы недавно купили. Сергей сказал, что надо зайти ещё к нему домой за какими-то вещами и за ноутбуком.
Он вежливо открыл мне дверь, пропуская меня вперед. Мы вошли в дом, Серега сразу пошел собирать вещи, а я прошла на кухню.
— Давай перекусим сначала! Я с работы – жрать хочу! – крикнул он из комнаты. Я достала из холодильника сыр, холодные креветки, молоко, листья салата и фрукты. Мы, молча, перекусили. Между нами тогда шла тихая война. Мы ненавидели друг друга. Я, естественно, в большей степени, поэтому мы мало разговаривали. Он звонил и приказным тоном передавал мне всё, что говорил ему Витька. Хотя я и сама могла его набрать…. Ну что поделать, раз уж его попросили за мной присматривать, как за заключенным в тюрьме. Лучше было его не злить… Мне и самой было не по себе, когда этот двухметровый орангутанг с грозным и ледяным взглядом вдруг бесился, если что-то не получалось, или орал на кого-то по телефону. А такое происходило очень часто. В такие минуты мне и самой было не по себе…
Я допила свою кружку, и пошла в ванную, мыть руки. Пустила струю воды, и какое-то время просто стояла, облокотившись на раковину руками и тупо уставившись в зеркало на свое отражение. Несколько мгновений спустя я заметила Серегу, он стоял в двери, грозно сложив руки на груди, и смотрел на меня взглядом хищника, который вот-вот бросится на свою жертву, чтобы разорвать её.
— Ну и что? Доигралась, сука ты упёртая? – спокойно сказал он – Думаешь, я не знаю, что ты творишь?
— Ты о чем? – не поняла я. Я и правда не знала, о чем он говорит, но на всякий случай начала вспоминать, где и в какой момент перешла ему дорогу…
— Давай ты не будешь сейчас тут строить из себя идиотку!!! – неожиданно он начал орать, чего я всегда жутко боялась – Я все знаю, про твои походы, про твоих малолетних уродов!!! Думала скрыть от меня???!!! – естественно, все это сопровождалось матом и диким ором на весь дом.
— Аааа… Вон ты о чем. А я-то думала, ты настолько тупой, что никогда не догадаешься. – спокойно ответила я. Отпираться все равно было бесполезно, он все знал и сейчас собирался устроить мне грандиозный скандал. Его это взбесило, он схватил меня за руку и потащил в комнату. Бросил меня в кресло и долго орал что-то про дружбу, мой «тупой характер» и измены. А так же про «этого зеленого, малолетнего сопляка-урода, который периодически забирает меня с работы». (На тот момент мы уже не общались, я же не стану ему всё это сейчас объяснять… ). Что мне оставалось делать, я сидела, и молча злилась, с видом, что все равно будет по-моему. Думала, сейчас он закончит орать, я встану, заберу вещи и свалю отсюда. Перееду к себе домой и буду жить, как хочу. И с какой это радости он ещё будет лезть туда, куда ему вообще не стоит соваться??? И говорить, КАК мне надо жить!
Неожиданно он замолчал, видимо понял, что это все бесполезно. Схватил меня и потащил в комнату, которая окнами выходила во двор. Это была его спальня. Бросил меня на кровать, закрыл дверь на ключ и ушел, ни сказав ни слова. «Твою ж мать!!! Прекрасно, бл*%;!!!» подумала я. Хотела позвонить, но вспомнила, что телефон остался в сумке, а сумка на кухне… Села на кровать, и начала думать. На окнах решетки, дверь закрыта, связи с внешним миром ни какой, что делать??? Интересно, долго он меня тут будет держать? Если долго, то собирается ли он меня кормить, хотя бы… в принципе, я могу несколько дней и без еды обойтись…. По крайней мере, он меня не убьет, это я знаю точно. Смысла нет. Но станет ли меня кто-нибудь искать? Вот в чем вопрос…. На тот момент с Максом мы не общались, он даже ничего и не заметит, мама тоже. Она думает, что мы уехали.
Я стала прокручивать в голове сюжеты дальнейшего развития событий. Что может случиться? Вариант первый: он перебесится, придет, откроет дверь и выпустит меня на все четыре стороны. Потом расскажет все своему лучшему другу, естественно, приукрасив. (Честно говоря, на это я рассчитывала больше всего…). Вариант второй: он будет держать меня здесь до тех пор, пока я не стану ползать на коленях, и просить прощение за то, что была не права. И дать клятвы, типа: «никогда-никогда так больше не буду! Буду хорошей и послушной девочкой!» (Вот это вряд ли случится!).
С такими мыслями я сидела на кровати и смотрела в окно. И даже немного поплакала, вдруг стало жалко себя.
Серж приехал поздно вечером, часов в 11, сильно навеселе. Проще говоря, пьяный в говно. Открыл дверь и встал в проходе, сунув руки в карманы летних брюк.
— Ну, что ты мне интересного скажешь? – язвительно спросил он.
— А не пойти ли тебе на х%&? – ответила я вопросом на вопрос.
Он подошел ко мне, замахнулся и дал мне смачную пощечину. Я вздрогнула от неожиданности и резкой боли. Щека стремительно краснела и, кажется, даже распухла. Меня затрясло от страха и злости. Больше от злости. Я подумала, как возьму кий, ударю его по коленям. У меня будет немного времени, чтобы выбежать во двор.
— Значит, будешь сидеть тут, овца бестолковая, понятно? Не хотела жить нормально, значит, будем воспитывать… — и ушел.
Последующая ночь прошла ужасно. Я очень устала, не спала, боялась, что этот псих снова придет, подумает ещё, что я прозрею наконец и захочу извиниться или ещё чего… Я и не звала его, сидела, молчала. Гордость – мой самый страшный порок. Меня не сломать! Даже от нервов есть не хотелось. Это хорошо, всё равно он бы мне не дал поесть нормально…
В субботу утром я слышала, как Сергей встал, молча походил по дому, как привидение, собрался, выгнал машину из гаража и куда-то уехал. Сегодня я должна была заехать к Витьку в больницу. Интересно, как Серега будет объяснять ему, что я не подхожу к телефону и не приезжаю? Я сидела и ехидно улыбалась, думая, что Серега получит по яйцам за то, что закрыл меня здесь.
Я причесалась, нашла в шкафу розовую, гламурную рубашку на несколько размеров больше меня, переоделась в неё, джинсы и майку я повесила на спинку кровати. Что ж, раз уж мне суждено здесь остаться на какое-то время, значит надо хотя бы переодеться. Буду думать, что я дома. Целый день я только и делала, что ходила из угла в угол, думала, что делать и смотрела в окно. Жаль, телевизора нет…. Хоть какое-то развлечение.
Вечером пришел Серега, снова навеселе. И не один. С ним пришли его друзья. Человек 5. Среди них я услышала голос Юрки, которого я тоже не очень-то любила… «Супер! Эти уроды еще и веселится здесь будут!» подумала я. И как только я это подумала, кто-то зазвенел ключами снаружи, дверь открылась, и Серега вошел, такой же «нарядный», как и вчера.
— Ну, как дела? Ты тут ещё не умираешь? – ехидно спросил он, еле связывая слова в предложение. Я молчала.
— Чё молчишь? – не унимался Серега – Я могу и завтра прийти. Или через неделю – усмехнулся он.
Я сидела в кресле и пристально смотрела на него, силясь отгадать, что он будет делать дальше в случае моего тупого молчания. Но тут за его спиной показался какой-то парень, такого же состояния, что и все мужские особи в этом доме.
— О! у нас тут девочка! – обрадовался тот – А чё ты молчал? – обратился он к Серёге.
«Твою ж мать!!!» сказала я про себя, и всё так же молчала, боясь их реакции.
Когда Серега выпивал до состояния, близкого к потере пульса, он становился злым и безбашенным. Я не раз видела, как он, в прямом смысле этого слова, выносил из клуба или кафе очередного бедолагу на «разбор полетов» лишь за то, что тот просто покосился в его сторону. И ему никто не осмеливался ничего сказать…. Это и пугало больше всего.
— На х№% отсюда ушёл!!! – заорал он на своего пьяного приятеля. Меня передёрнуло. Я думала, не свалиться ли мне, на всякий случай, в обморок, может, пожалеет. Хотя вряд ли…
Его друг тихо удалился к другим. Видимо, он тоже в курсе Серёгиной реакции. Мы некоторое время молча смотрели друг на друга. Я, сидя в кресле. Он, стоя у двери. И каждый из нас думал о своём. Я хотела, чтобы он поскорее ушёл, и постаралась придать своему лицу выражение спокойствия и размеренности. Видимо, у меня плохо получилось, потому что он подошёл, вернее сказать – подлетел ко мне, схватил меня за волосы, намотал их на руку и дернул назад так, что моя голова невольно запрокинулась.
— Бл;№*, ну ты и овца не умная! До тебя что, никак не дойдет, что тебя вообще могут никогда не найти? – тихо спросил он. Ответа, естественно, не последовало. Тогда он с силой дернул меня за руку, я слетела с кресла и полетела прямиком в угол. Благополучно ударилась головой о стенку и разбила колено.
— Меня бесит, когда ты молчишь!!! – снова заорал он.
Мне уже было всё равно, что будет дальше. Я была в ярости. И в него тут же полетело всё, что попадало мне под руку: рамки под фотографии, пачки сигарет, ваза из толстого, стекла (жаль, что без цветов), диски с фильмами и т.д. Сопровождалось это всё отборным матом, конечно, в его адрес.
Уворачиваясь от летящих в его голову предметов он снова закрыл дверь и удалился. Я осталась на поле боя одна, с разбитым коленом и с ушибленной головой.
Ночью он не появлялся. Но я всё равно не могла уснуть, эти пьяные подонки так орали, что было слышно даже у меня. Будто они за дверью гудят.
Все же под утро я немного задремала, но ненадолго. Часов в 5 или 6 пришёл Серега. Явно с великого бодуна и не в духе. Было тихо, наверное, все уже разошлись. Он сел на кровать, закурил и сказал:
— Сегодня я поеду к Витьке, и расскажу, что ты тут делаешь, и с кем. Само собой, приукрашу немного. Ты ж меня знаешь. Пусть сам решает, что с тобой делать.
— Ага, давай. И не забудь упомянуть о том, что ты закрыл меня тут на два с лишним дня без еды и связи. – ответила я и тоже закурила.
— Скажи «спасибо», что я тебя вчера по кругу не пустил. — отозвался он, выпуская дым изо рта. Мы сидели и курили. Потом он встал и ушел, ни сказав не слова.
Так я просидела до вечера, тихо, спокойно, со своими мыслями… Вечером, около семи часов, явилось «чудо». На этот раз трезвый, что в последние сутки редкость.
— Так и будешь молчать? – как всегда без лишних слов приветствий начал он.
— А что я должна тебе сказать? – ответила я. По глазам читалось, что Серёга задумался. «Надо же, есть, чем думать…» подумала я.
В следующую секунду в доме послышался жуткий грохот и топот, будто бы стадо слонов решило устроить набег на водопой. В комнату влетели какие-то мужчины, повалили Серёгу на пол, зажали ему руки сзади, и все время что-то орали. Я сидела в углу, наблюдая за всем происходящим с ужасом. Не понятно, кто это и что они будут делать со мной.
Ко мне подошел Юрка, протянул мне руку и помог встать с пола.
— Ты как? Нормально? – спросил он.
— Да вроде как…. Все хорошо… — сбивчиво ответила я. Мне было неловко, так как я была в одной Серегиной рубашке, хотя она и прикрывала всё, что надо.

В понедельник вечером я заехала в МакДональдс, перекусила, потом поехала в больницу и всё рассказала Витьке. Он, молча слушал, потом протянул своё любимое «разберемся…» и посоветовал мне поехать домой и отдохнуть, что я и сделала.
Приехала, с удовольствием и много покушала, переоделась в майку, устроилась с ногами в кресле, обложилась вокруг вкусненьким и включила кино.
После таких случаев переосмысливаешь жизнь заново. Хотя и не так страшно, но все же не очень приятно…. Знаю, что могла бы просто согласиться с ним, но сделала по-своему. Не хотелось на всю жизнь вот так…
27 сентября Сергея не стало